pustoj_zhurnal (pustoj_zhurnal) wrote,
pustoj_zhurnal
pustoj_zhurnal

Category:

Шмидт защищался до последнего...



В продолжение предыдущего поста (иначе не понятно, о чем тут).
Тамошнее последнее высказывание легко проверяется.

В книге "Дело Лузина" много говорится о Егорове, немало говорится и его падении. Привожу цитаты из книги, касающиеся облавы на Егорова. Сначала из текста вступительной статьи Демидова и Есакова.



=============================================



Разумеется, подобный человек [Егоров] в конце 20-х годов уже не мог долго сохранить столь важное положение в Московском университете, где во второй половине 20-х годов порядки наводил ректор А. Я. Вышинский. Отшумели события «Шахтинского дела» (1928), тема «саботажа» в среде специалистов стала привычной для читателей советских газет и журналов. Пора было приниматься за враждебных новой идеологии «реакционных профессоров». И «пролетарское студенчество» развернуло кампанию против Егорова. Первым их успехом стало его смещение с поста председателя Предметной комиссии по математике. Весной 1930 года его удаляют с поста директора Института математики и механики Московского университета. На его место приходит «красный профессор» О.Ю.Шмидт, открывший свою деятельность на новом поприще призывом к сотрудникам Института перестроить работу на марксистской основе и обвинением во вредительстве тех, кто попытается этому препятствовать. Взявший после него слово уже бывший директор Института Д. Ф. Егоров заявил, что истинным вредительством является навязывание всем стандартного мировоззрения.


В июне того же года в Харькове на Первом всесоюзном съезде математиков Егоров

вместе с небольшой группой участников съезда (в которую вошёл также С. Н. Бернштейн) выступил против предложения отправить от имени съезда математиков приветствие в адрес проходившего тогда в Москве XVI съезда партии. Разумеется, «протестанты» получили достойную отповедь, и телеграмма была отправлена.



А уже в сентябре 1930 года Д. Ф. Егоров был арестован по сфабрикованому на Лубянке делу Всесоюзной контрреволюционной организации «Истинно-православная церковь» (одно из обозначений катакомбной церкви), по которому, вместе с известным философом А. Ф. Лосевым, оказался среди главных обвиняемых, и в 1931 г. умер в ссылке в Казани).



=====================



Итак «инициативная группа» без излишних усилий добилась ощутимых успехов в борьбе за власть в математическом сообществе. Отстранение Д. Ф. Егорова было достигнуто в результате длительной осады «пролетарского студенчества» и решительных действий «красных профессоров». Причина его ареста не была связана с обстоятельствами внутриматематической или внутриуниверситетской жизни — он был привлечён по делу, имевшему религиозную окраску. Так что власть в московском математическом сообществе сама упала в руки «молодежи» — с 1932 года президентом Московского математического общества стал П. С. Александров (сохранивший этот пост до 1964 года!), а главным редактором «Математического сборника» — «красный профессор» член партии О. Ю. Шмидт.



========================================



Теперь я немножко покомментирую. Вышинский в данном случае - герой эпоса, вообще-то ректором был Удальцов. Это мелочь.



Более интересно, что руководители облавы не называются. Дважды делается намек на Шмидта, один раз совершенно недвусмысленный. Однако прямых обвинений Шмидту в отношении облавы на Егорова не предъявляется, ни в тексте, ни по ссылкам.



Читатель, добравшийся до примечаний в конце книги, все-таки обнаружит дополнительные сведения и закроет для себя этот вопрос, Привожу все 4 примечания на эту тему.



======



1) Гавриил Кириллович Хворостин — математик, воспитанник Московского университета, ректор Саратовского университета в 1935—1937 гг. Ранее рассматриваемых событий, в 1934 г., был заместителем директора Института математики и механики Московского университета, входил в состав правления Математического общества, а в 1929—1930 г. вместе с математиком Д. А. Райковым был одним из лидеров кампании против Д. Ф. Егорова, организованной «пролетарским студенчеством». Впоследствии, как это часто случалось в ту эпоху, был арестован и погиб в лагерях.



======================



2) Дмитрий Абрамович Райков (1905—1981) — математик. Окончил Московский университет в 1929 г., в 1933-1935 гг. работал в Воронежском университете, в 1935—1943 гг. — в Гостехиздате, в 1938—1948 гг. — в Математическом институте АН СССР. Научные интересы Райкова относились к теории чисел, алгебре, теории вероятностей, функциональному анализу. В начале 30-х годов он участвовал в работе над математическими рукописями К. Маркса. В 1929—1930 гг. вместе с Г. К. Хворостиным возглавил кампанию против Д. Ф. Егорова, проводившуюся в Институте математики и механики МГУ. (О Г. К. Хворостине см. прим. 56 к 7 июля.)



========================================



2) Основные события по «перестройке» Московского университета и его Института математики и механики относятся к 1930—1931 г. Тогда на смену изгнанному Д. Ф. Егорову пришел математик и большевик О. Ю. Шмидт, который был в должности директора Института в 1930—1931 гг. Он же с 1932 г. стал ответственным редактором «Математического сборника»



=================================



4) После событий 1930 г., связанных с арестом Д. Ф. Егорова власть в московском математическом сообществе полностью переходит в руки лиц, «стоящих на советской платформе». С 1932 г. президентом Московского математического общества становится П. С. Александров, а главным редактором «Математического сборника» О. Ю. Шмидт. С 1935 г. «Математический сборник» стал выходить ежегодно в 6 выпусках.



====================

Можно лишь восхититься талантом, с которым не была названа Яновская, а также тем, как изящно навешиваются собаки на Шмидта.

В статье Юшкевича 1991г в данном контексте во всем обвиняется Кольман (без намеков на Шмидта). В 1999 г (в связи со статьей Форда) лучше было уклоняться от вопроса как такового.



Добавлю, что есть еще большая статья Демидова о Егорове

(Историко-математические исследования. 1999. Вып.4(39). С.123-155.), где руководители атаки на Егорова вообще не упоминаются



Теперь процитирую статью

http://tipsdowns.ru/?cat=3

А. Н. Боголюбов, Н. М. Роженко

ОПЫТ “ВНЕДРЕНИЯ” ДИАЛЕКТИКИ В МАТЕМАТИКУ

В КОНЦЕ 20-Х – НАЧАЛЕ 30-Х ГГ., Вопросы философии, 1991

К сожалению, я не смог добраться до их источников.



===============================



За “поворотом на философском фронте” 9 декабря 1930 г. немедленно начался “поворот на фронте естествознания”. Над О.Ю.Шмидтом, который отвечал за этот “фронт” в Комакадемии, нависла серьезная опасность. Ведь, кроме Комакадемии, О.Ю.Шмидт работал ответственным редактором журналов “Естествознание и марксизм”, “Научное слово”, “Большой Советской энциклопедии”, где трудились и печатались многие “профессора-вредители”. Да и в своих научных работах, например, в алгебре и теории групп, как установила тут же С.А.Яновская, О.Ю.Шмидт отступал от “классово-партийного анализа”, тогда как марксисты-статистики... “сумели действительно не только говорить о внедрении диалектического материализма в математику, но и нащупать, как это нужно делать”... О.Ю.Шмидт защищался до последнего. По словам одного из участников дискуссии “еще 2–3 минуты до того, как О.Ю.Шмидт решил голосовать за то, что позиция естественно-научного руководства, в частности его позиция, является антимарксистской, он решительно возражал против такой формулировки”. Ничего не поделаешь, поворот есть поворот.



......................................




Во исполнение этого постановления [ЦК, ] и высказанного в нем принципа партийности естествознания смежный журнал “Естествознание и марксизм” начал выходить под новым названием – “За марксистско-ленинское естествознание”. Ответственным редактором его становится, вместо О.Ю.Шмидта, Э.Кольман. Под таким нелепым названием этот журнал, как и его украинский двойник “За марксистсько-ленiнське природознавство”, просуществовал, к счастью, недолго. Такая же участь постигла второй “шмидтовский” журнал “Научное слово”. До “поворота на философском фронте” в его редколлегию входили Н.И.Бухарин, А.Ф.Иоффе, Н.К.Кольцов, И.К.Луппол, С.Ф.Ольденберг, Э.В.Шпольский; после – состав сменился почти полностью, и журнал вскоре прекратил свое существование.



======================



Мой пост про историю истории. Что касается собственно истории, то надо иметь в виду, что продолжение описанного банкета сделало бы невозможным существование математики в СССР. Как мы знаем, все вышло наоборот...

Tags: Лузин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments