?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-
pustoj_zhurnal
По ссылке от Скептического химика

https://www.facebook.com/andrei.rostovtsev/posts/2262395083822040

Сегодня на конференции, организованной Григорий Консон (Gregory Konson), разговор зашел о массовых безобразиях, которое устроили в последние 2-3 года российские ученые в журналах, индексируемых в м/н базах данных. Многие тысячи ученых любых рангов от аспирантов до ректоров университетов, как подорванные, принялись переводить свои третьесортные давно запылившиеся тексты на английский язык и публиковать за деньги в иностранных хищных журналах. Многие тысячи таких же шустрых организовали бизнес по продаже соавторства в научных публикациях. Нашлось еще больше догадливых, которые нашпиговали старые перелицованные научные статьи левыми ссылками на свои собственные публикации. Другие не ограничились журнальными статьями, и натиражировали монографий с подложными выходными данными. Содом и Гоморра. В итоге от честной наукометрии, так старательно отточенной западной этикой, в российском секторе науки не осталось камня на камне. Любой студент без труда мог накрутить себе хирша любого размера. Любой профессор при желании мог раскрутить публикационный маховик и посылать в журналы по 2-3 статьи в день. Такие случаи задокументированы. Пусти козла в огород! На что представитель компании Clarivate Analytics Valentin Bogorov только развел руками, признав, что на козлов "огород" не был рассчитан, что в основе наукометрии лежит такое фундаментальное понятие, как репутация. Защиты против массового жульничества в системе не предусмотрено.

Как по заказу, буквально в то же время социолог Лев Гудков (Lev Gudkov) очень доходчиво объяснил, что типичный человек, вышедший из советского прошлого, в том числе типичный сегодняшний российский ученый "это довольно интересная конструкция — человек, адаптировавшийся к репрессивному государству и научившийся жить с ним. Это человек, идентифицирующий себя с государством, имперский, но в то же время понимающий, что государство все равно его обманывает, эксплуатирует, что это система насилия, и поэтому надо уходить от контроля. Это человек лукавый, двоемысленный, постоянно чрезвычайно настороженный, потому что вся жизнь его сопровождается системой принуждения и насилия, прошедший через невероятную ломку и мясорубку. Поэтому это довольно циничный человек, доверяющий только самым близким, с очень короткой дистанцией, недоверчивый, боящийся новых. И в то же время внутренне агрессивный, астеничный, не способный на длительные усилия". По-моему, очень правильная характеристика. Всё это, как в зеркале, отразилось на наукометрии. Не тем аршином взялись мерить. Аршин треснул.



  • 1
В искусствоведении Г.Р. Консон сделал три открытия. Первое – в многоуровневом исследовании в творчестве Генделя, где учёный выявил и доказал существование особого круга ораторий – трагических. До него эта тема как специальная в исследованиях отечественных и зарубежных учёных на протяжении всей истории музыкознания не существовала. Консон же показал, что трагическое ощущение было заложено уже в самом мировоззрении Генделя, которое впитало в себя современные ему религиозно-этические идеи и было обусловлено жёсткой социально-поведенческой регламентацией, приближение к которой в действительности было сопряжено с принудительным подавлением в себе природных чувств. Разработка этой темы нашла своё отражение в ряде исследований, последние из которых были опубликованы в «Music Scholarship» («Проблемы музыкальной науки») – единственном академическом журнале России в области музыкального искусства, индексируемом в БД Scopus: The Conception of Georg Friedrich Handel’s Worldview in the Context of his Oratorios //Music Scholarship. 2017. № 1, pp. 74–87. URL: http://journalpmn.com/index.php/PMN/article/view/797/790. 2017; The Issue of the Genesis of the Italian Oratorio // Music Scholarship. 2017. № 2, pp. 58–71. URL:http://journalpmn.com/index.php/PMN/article/view/844/837.

Второе открытие было сделано в области методологии музыкознания в контексте фундаментального исследования учёным музыкальной историографии России, где он разработал новое – трансдисциплинарное направление, в котором на основе обобщения трудов отечественных корифеев музыкознания создал на современном научном уровне свою собственную методологию целостного анализа и применил её как в музыкознании, так и в филологии, психологии, конфликтологии. Это оказало влияние на совершенствование методологического фундамента интеллектуальной мысли России и ближнего зарубежья. Исследователь объединил разрозненные в анализоведении теоретические тенденции в целостную научную систему, в результате чего доказал, что в познании произведений мирового художественного наследия рассмотренный метод явился уникальным. Использование данного феномена позволило автору с новых позиций раскрыть не только классическую драматургию с традиционным линейным развитием художественных образов, но и «взрывную», т.н. бифуркационную, приближенную к менталитету нашей современности. Публичная репрезентация данной темы нашла отражение в монографиях Г.Р. Консона и солидном пуле статей в академической периодике, включающей журналы «Музыкальная академия», «Музыковедение», «Music Scholarship», где выделим следующий, недавно опубликованным учёным текст: The Artistic Revelations of Leo Mazel // Music Scholarship. 2016. № 4, pp. 100–116. URL:http://journalpmn.com/index.php/PMN/article/view/337/342.

  • 1